Пусть Китай тоже присоединится к торговле в нацвалютах

Yeni Safak / Джахит Сарачоглу (Cahit Saraçoğlu) — 14 мая 2018

В работах, проводимых с целью снижения дефицита текущего счета Турции и расходов на обслуживание долговых обязательств, на передний план выходит торговля в национальных валютах, о которой часто говорит президент Реджеп Тайип Эрдоган. Решительную позицию президента Эрдогана по вопросу о торговле с использованием нацвалют поддержали и экономические инстанции.

Китай может стать важным партнером

Эксперты в беседе с «Ени шафак» обращают внимание на то, что для снижения дефицита текущего счета и расходов на обслуживание долговых обязательств работы, начатые с Россией и Ираном в сфере торговли в нацвалютах, необходимо вести и с Китаем. Отмечается, что дефицит Турции в торговле с Китаем составляет 20,4 миллиарда долларов — это почти 27% всего дефицита внешней торговли Турции. В этой связи для экономики с дефицитом текущего счета чрезвычайно важны соглашения об обмене валют между двумя странами.

Эксперты подчеркивают, что Китай — второй по величине рынок облигаций и бондов в мире, а для таких экономик с высоким дефицитом текущего счета и накоплений, как наша, панда-бонды — идеальное средство для снижения расходов на обслуживание долговых обязательств.

Не переходили к активным действиям шесть лет

В феврале 2012 года между Секретариатом казначейства Турции и Банком развития Китая было подписано рамочное соглашение о финансовом сотрудничестве, протокол о трансграничном кризисном управлении в банковской сфере и соглашение о свопе «турецкая лира — жэньминьби». Несмотря на прошедшие с тех пор шесть лет, по вопросу о китайских «панда-бондах» активные действия так и не начались.

Зависимость от западной системы должна прекратиться

Эксперты отмечают, что государственные банки не только не вошли в систему торговли в нацвалютах, но и не начали действовать в рамках соглашений, заключенных шесть лет назад Секретариатом казначейства. В механизме заимствований Секретариата казначейства западные банки обладают гораздо большим правом голоса. В то время как за прошедшие шесть лет отношения с Китаем остались на стадии подписи, таким западным институтам, как «Голдман Сакс» (Goldman Sachs), «Эйч-эс-би-си» (HSBC) и «Джей-пи Морган» (JPMorgan), каждый год даются полномочия.

Госбанки возьмутся за работу

Эксперты, отмечая, что соглашения об обмене валют между Центробанком Турции и центральными банками Китая и Ирана — большая возможность для реализации торговли в нацвалютах, обращают внимание на то, что государственные банки совсем не используют механизм такой торговли. Нужно думать о том, что во взаимной торговле с Китаем и Ираном в объеме 37 миллиардов долларов обмен валют вообще не поднимался на повестке дня, при этом государственные банки даже не были задействованы в обеспечении потребности в «банках-посредниках» в этой системе торговли.

Как происходит обмен валют, в чем польза?

Соглашение о взаимном обмене валют заключается в отношении национальных валют двух стран. То есть, в то время как сторона-экспортер получает плату за свой товар в национальной валюте своей страны, импортер берет на себя долговые обязательства в валюте страны экспортера. В этой связи, когда импортер из Турции покупает какой-нибудь товар у Китая, ЦБ Китая дает ЦБ Турции китайские юани. А ЦБ Турции в качестве гарантии дает им турецкие лиры. Полученные юани турецкая сторона использует для оплаты импорта посредством созданных в стране «банков-посредников». Таким образом экспортер в Китае получает свою выручку в юанях, и в странах-участницах не создается спроса ни на доллар, ни на евро.

Источник

Share Button

Добавить комментарий